Александр (dom3d) wrote,
Александр
dom3d

Что ждать Кремлю от Хиллари Клинтон

На прошлой неделе кандидат в президенты США Хиллари Клинтон в одной из самых жестких речей против своего оппонента Дональда Трампа назвала президента России Владимира Путина «крестным отцом» глобального национализма.

Клинтон отметила идеологическую близость Трампа и Путина. Опора Трампа на маргинальные группы, отвергающие традиционные американские ценности, – это «часть более широкой истории – растущей волны радикального национализма правого толка по всему миру. Крестным отцом этого глобального стиля крайнего национализма является российский президент Владимир Путин»
Это заявление не стоит считать антироссийским. Симпатии Москвы к правым и ультраправым партиям в Европе и к правым консерваторам в США не являются секретом. Ситуативный союз с западными националистами рассматривается Москвой как полезный для достижения российских целей в отношении Запада. Клинтон же говорила о Трампе, справедливо обвиняя его в расизме, опоре на «параноидальные», радикально настроенные элементы в Республиканской партии, пропаганде «темных» конспирологических теорий.
Многие из этих конспирологических версий направлены напрямую против Клинтон – от ничем не подкрепленных подозрений в убийствах ее ближайших сотрудников и журналистов, якобы готовивших публикации компромата на Хиллари и Билла Клинтона, до полностью сфабрикованных «доказательств» серьезных проблем со здоровьем. К России все это имеет только то отношение, что российский телевизор усиленно тиражирует эти бредни американских городских сумасшедших.
То, что Хиллари Клинтон станет первой в истории США женщиной президентом, вызывает все меньше сомнений. За два с небольшим месяца до выборов она уверенно опережает Трампа по всем национальным опросам (в среднем на 5–6%), а в отдельных «решающих штатах» ее отрыв достигает двухзначных величин. Электоральная карта голосов выборщиков, а в американской избирательной системе именно это имеет значение, сулит Клинтон убедительную победу. Конечно, еще может произойти чудо, – впереди теледебаты кандидатов, но история американских выборов говорит об обратном. В общем, Москве надо готовиться к работе с президентом Клинтон, и большой радости в Кремле это явно не вызывает. Но насколько реальны страхи, и что ждать России от администрации Хиллари Клинтон?
Москва ждет от президента Клинтон идеологизированной внешней политики в духе «глобального лидерства США» и «американской исключительности». Предполагается, что ее политика будет в большей мере опираться на применение военной силы, например, против правительства Башара Асада в Сирии (что создает риск прямого военного столкновения с Россией), осуществлять продвижение демократии и свержение авторитарных режимов, а также полномасштабное военное сдерживание РФ в Европе, и блокирование российских устремлений в бывшием СССР. В Москве опасаются и возможных поставок американского оружия Украине. Эти угрозы обозначены в недавнем докладе «Расширение американской мощи», подготовленном двупартийной группой представителей американского внешнеполитического истеблишмента.
Большая часть его авторов-республиканцев уже поддержали Клинтон. Вероятные члены её внешнеполитической команды – вице-президент Тим Кейн, будущий министр обороны Мишель Флаурной, советник по национальной безопасности Джейк Салливэн (возможно он даже станет главой аппарата Белого дома), бывший главком НАТО Джеймс Ставридис, бывшие послы США в НАТО (Иво Даалдер), в Киеве (Стивен Пайфер) и в Москве (Майкл Макфолл) – сторонники более решительного, чем у администрации Обамы, применения военной силы для достижения внешнеполитических целей США.
В российских СМИ Клинтон утрировано изображается как кандидат «партии войны», автор «арабской весны», военной интервенции в Ливии и свержения Каддафи, сторонник военного вмешательства в Сирии против Башара Асада и «адепт цветных революций» на постсоветском пространстве. Но это пропагандистски искаженная картина. Клинтон – реалист в применении силы и, как и Барак Обама, видит в ней лишь ограниченный по эффективности инструмент достижения внешнеполитических целей. Она избирается для того, чтобы уделять первоочередное внимание решению внутренних проблем Америки.
Американский избиратель не дает новому президенту мандата на расширение внешних военных обязательств США. Ей предстоит удовлетворять запросы весьма активной части леволиберального электората демократической партии, чтобы застраховаться от возможного вызова ее президентству со стороны сенатора Элизабет Уоррен в 2020 году. Контроля над обеими палатами конгресса Клинтон все же не получит и в ходе своего первого президентского срока будет тщательны выбирать, в какие политические схватки и по каким вопросам ей стоит ввязываться. Крестового похода на Москву для свержения Путина точно не ожидается. Но не будет и самоизоляции США в «Крепости Америка», как это предлагает Трамп, и очень хотел бы Кремль.
Арабская весна
Многие забывают, что в отношении «арабской весны» Клинтон занимала гораздо более сдержанную позицию, чем другие члены команды Обамы. Например, она не рекомендовала быстро отказывать в поддержке президенту Египта Хосни Мубараку, опасаясь длительной дестабилизации ключевого военного союзника США на Ближнем Востоке. К слову, автором интервенции НАТО в Ливии является добрый друг Владимира Путина и бывший президент Франции Николя Саркози, жаждавший победы на выборах. Как сказала тогда французскому послу в ООН американский представитель Сьюзан Райс: «Мы не дадим втянуть нас в вашу ср…..ю войну». Клинтон поддержала интервенцию тогда, когда стала очевидной угроза массовой гибели мирного населения в результате применения режимом авиации и артиллерии по городам, контролировавшимся повстанцами, и когда уже сформировалась широкая международная коалиция с участием арабских государств. Клинтон не считает интервенцию в Ливии ошибкой – удалось предотвратить то, что потом случилось в Сирии, где счет погибшим идет на сотни тысяч. Ошибкой она, как и Обама, считает лишь недооценку необходимости помощи Запада в строительстве новых государственных институтов для предотвращения захвата территорий террористами ИГИЛ.
В Сирии Клинтон, как и большинство членов кабинета Обамы, выступала за более активную военную помощь США сирийским повстанцам, установление бесполётной зоны для защиты мирного населения и уничтожение боевой авиации Асада, чтобы остановить бомбардировки и вынудить Дамаск пойти на политический транзит власти под эгидой ООН. Сегодня ситуации в Сирии в результате российского военного вмешательства кардинально изменилась, и старые подходы не актуальны. Администрация Клинтон, скорее всего, унаследует от администрации Обамы набор договоренностей с Россией, если Керри и Лавров их достигнут, по совместной борьбе с террористическими группировками и организации политического транзита власти от Асада к переходному правительству с участием умеренной оппозиции. Это сильно ограничит свободу маневра будущей администрации. Клинтон в прошлом году выступила за введение в Сирии бесполетной зоны и зоны гуманитарной защиты населения. Обама тогда назвал эти предложения чушью (mumbo-jumbo), но сегодня госсекретарь Керри именно об этом ведёт переговоры с Москвой.
Клинтон и её правая рука Джек Салливэн стояли у истоков тайных переговоров по ядерной программе Ирана, но она всегда была сторонником более решительного санкционного давления на Иранский режим. В отличие от Обамы, Клинтон видит в усилении региональной роли Ирана угрозу американским интересам и американским союзникам и будет готова к более активному сдерживанию Ирана – и это потенциально может быть поводом для конфликов в отношениях с Россией.
Всегда скептически была настроена Клинтон и в отношении Путина: на президентских выборах 2008 года Клинтон, полемизируя с Джорджем Бушем и Джоном Маккейном, заявила, что «не видит у Путина души». В ходе «перезагрузки» она, будучи госсекретарём, занимала более жесткую позицию, отмечая ошибочность ставки на Медведева в условиях, когда реальная власть остаётся в руках Путина.
Вмешательство во внутренние дела
Владимир Путин на Экономическом Форуме в Петербурге в этом году заявил, что ничего не может сказать про Хиллари Клинтон, он якобы с ней не работал, а с её мужем, президентом Биллом Клинтоном, у него были отличные отношения. Это, мягко говоря, не вся правда. Когда Путин стал президентом России, Билл Клинтон уже был «хромой уткой,» и Москва решила сделать ставку на выстраивание отношений с новым американским президентом. Поэтому визит Клинтона в Россию в июне 2000 года был провальным – Путин отказался обсуждать предложенную американцами модификацию договора по ПРО в связке с новыми сокращениями стратегических вооружений, что, как показали дальнейшие события, было ошибкой. Билл Клинтон, возможно, не специально, проявил неуважение к Путину, покинув зал Генассамблеи ООН перед первым выступлением российского лидера. В качестве Госсекретаря Хиллари Клинтон неоднократно встречалась один на один с Путиным, который, если верить её мемуарам, пытался выстроить с ней доверительные отношения, например, поделившись историей своей семьи в блокадном Ленинграде. Но доверия не возникло. Путину вообще тяжело даются контакты с сильными женщинами-политиками.
Сравнение Владимира Путина с Гитлером в 2014 году поставило жирную точку в личных отношениях двух лидеров
Главным оскорблением стало заявление Клинтон в ОБСЕ о нечестности выборов в Госдуму в декабре 2011 года и в поддержку «права россиян требовать уважения воли избирателей». В Москве это было расценено как вмешательство во внутренние дела и призыв к массовым протестам против власти («она подала сигнал», сказал Путин в ходе Прямой линии). Действительно ли Путин так обиделся, или же высказывание Клинтон было инструментально обыграно Кремлём для дискредитации протестующих как «агентов Запада», достоверно неизвестно. Но протест по доверительным каналам лично Обаме был сделан. Не добавило Клинтон симпатий Москвы и заявление 2012 года о том, что Евразийский союз – это новая попытка «ресоветизации постсоветского пространства», которому необходимо противодействовать. А уж её сравнение Владимира Путина с Гитлером в 2014 году поставило жирную точку в личных отношениях двух лидеров.
Российские СМИ, освещая американские выборы демонизируют и даже оскорбляют Клинтон. Когда государственное информагентство «Спутник» в своей англоязычной ленте ставит заимствованный у Трампа хэштэг «CrookedHillary» («ЖуликХиллари») и повторяет совершенно безосновательные заявления Трампа, что Обама и Клинтон «породили ИГИЛ» (запрещена в России), это не может не иметь последствий для межгосударственных отношений.
Мечта сбылась
Администрация Клинтон будет выстраивать отношения с Россией в зависимости от того, какой вызов будет бросать Москва продвигаемому США либеральному миропорядку. Очевидно, что своими действиями на Украине и в Сирии Москва показала, что намерена оспаривать, в том числе с помощью военной силы, те ценности, которые пытаются культивировать США. Поэтому российская политика Клинтон будет зависеть от того, посчитают ли США брошенный Путиным вызов экзистенциональным, требующим активного противодействия и «реверса». Или же можно будет как-то нейтрализовать деструктивное воздействие Москвы и, несколько перетасовав позиции игроков, удовлетворить символические запросы России на значимый статус в рамках действующего международного права. Никакой «зоны контроля» на постсоветском пространстве за Россией не признают, но доверительно консультироваться по острым глобальным и региональным проблемам вполне смогут.
Но это улица с двусторонним движением – многое будет зависеть от действий Москвы. Если Россия будет нагнетать напряженность и силовое давление на Украину, ответ администрации Клинтон будет более жестким, чем у Обамы, вплоть до предоставления летальных американских вооружений (в её команде много сторонников этого шага). Но Российское военное вмешательство в Средней Азии, например, для отражения террористической угрозы из Афганистана или блокирования межэтнического конфликта, скорее всего, не вызовет противодействия. Возобновит Москва заинтересованность в дальнейших переговорах по контролю над вооружениями, и продемонстрирует сдержанность в военной активности на Европейском театре, – можно ожидать встречного конструктивного ответа, вплоть до нахождение взаимоприемлемого решения проблемы американской ПРО в Европе и ограничений на развертывания обычных вооружений между Россией и НАТО. Будет Россия реально содействовать политическому урегулированию в Сирии и остановит варварские бомбардировки населения авиацией Асада, не будет силовых акций США по принуждению Дамаска к переговорам.
Демократы успешно перехватили у республиканцев жесткую позицию в отношении России, сделав акцент на готовности Клинтон «противостоять Путину» в отличие от Трампа, «готовящегося к сдаче американских интересов». Демократы, по выражению обозревателя Washington Post Джоша Рогина, стали «антироссийской партией», хотя еще в 2012 году эта роль принадлежала республиканцам – их кандидат Мит Ромни, критикуя политику «перезагрузки» президента Обамы, пророчески, как оказалось, назвал Россию «главным геополитическим вызовом» для США. Начиная с 2013 года, Москва добивалась именно этого – возвращения в фокус Американской политики. Мечта сбылась. Теперь главное об этом не пожалеть

Владимир Фролов, эксперт по международным отношениям.
Источник здесь.

ps
Интересно было бы почитать реакцию на эту статью ватника Бродскго из США abrod
и моего друга Александра yamaha3, который агитирует за чудовище Трампа.
Tags: США, геополитика

Posts from This Journal “США” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments