Александр (dom3d) wrote,
Александр
dom3d

О Вере

Я — истинный верующий. Сначала я верю, а затем ищу доказательства.

Более того — я еще и догматик. Даже если все, что я вижу собственными глазами, бросает вызов тому, во что я верю, я продолжаю верить с прежним упорством.

Во что же я верю? Знаете, у меня есть дети. Поэтому я верю в своих детей. Я верю, что каждый из них — бесценный бриллиант, который сыграет важную роль в нашем мире. На самом деле, я считаю, что это верно для каждого, кто пришел в этот мир, потому что каждый из нас несет в себе Б-жественную искру, как бы глубоко они ни была скрыта.

Я верю в то, что каждый отдельный человек представляет собой ценность большую, чем все общество, состоящее из таких людей. Даже если статистика говорит об обратном. Я верю в то, что любая жизнь стоит того, чтобы ее прожить, вне зависимости от того, сколько в ней будет борьбы, — точно так же, как любой ценой стоит сохранить биосферу, в которой мы живем.

У меня нет ровным счетом никаких доказательств того, что это на самом деле так. Я считаю, что мир, в котором мы живем, — абсолютно уникальное явление, выходящее за рамки всего, что нам еще предстоит открыть; что мы находимся только в самом начале пути и стоим лишь на первом этапе удивительных открытий, ожидающих нас в будущем. Я говорю о технологиях, которые объединят человечество и приведут всех нас к общению и диалогу, дав каждому доступ к любым знаниям, раскрыв нашу скрытую творческую составляющую и продемонстрировав единство и гармонию нашей прекрасной Вселенной.

Я верю, что у нашего мира — единый Творец, и в то, что Он добр, а Его намерения при Сотворении мира также были полны добра, даже если на первый взгляд это не кажется нам очевидным. Иногда мы думаем, что все совсем не так. Но я верю и поэтому рассматриваю доказательства в пользу обратного как отдельную информацию, которой еще найдется свое объяснение.

Вы можете со мной не согласиться и привести тысячу доказательств того, что мои убеждения ложны, абсурдны и опасны. Не спешите. Я верю истинно. Я фанатик. Я — тот человек, о котором вас уже предупредил профессор.

Опасная вера

Сразу скажу: вера опасна, она может уничтожить все человечество — и на протяжении всей истории практически сделала это.

Возьмем веру в то, что ценность человека поддается измерению «подобно куску железа». Именно это убеждение стало основой расистских квот на иммиграцию и десятков тысяч случаев принудительной стерилизации, имевших место в США. Это убеждение пересекло Атлантический океан и дало нацистам повод уничтожать детей-инвалидов, страдающих энурезом, гомосексуалистов, цыган и евреев.

В первой половине XX века евгеника стала передовой наукой своего времени. Но на самом деле евгеника была не наукой, а убеждением. Убеждением, представляющим угрозу жизни для всего человечества.

Или возьмем убеждение в том, что пролетарская революция приведет к освобождению всего человечества, ликвидации бедности и равному распределению доходов, а в перспективе — к упразднению государства и миру во всем мире. Сегодня эта идея звучит невероятно глупо, но ведь люди искренне и свято в нее верили. Они прониклись этим убеждением для того, чтобы устраивать кровавые революции, которые ввергли сотни миллионов людей в настоящее рабство.

Коммунизм представляли миру как строгую науку об устройстве общества. Но он не был наукой. Он был верой.

Рассмотрим еще один пример — веру в то, что государство важнее прав человека (на том основании, что большинство важнее меньшинства, а в жизни любого человека нет ничего Б-жественного и особого). Преклонение перед государством стало верой, охватившей умы философов, писателей и государственных деятелей, и повлекшей за собой самые ужасные трагедии в истории. Выяснилось, что фашизм был не более чем верой. Смертоносной верой.

Возьмем теперь идею о том, что все происходящее в этом мире можно объяснить как отдельные явления, возникающие в соответствии с небольшим набором физических законов, которые включают в себя наш субъективный опыт понимания этих законов. Еще никому не удалось объяснить появление субъективного сознания из сочетания материи, энергии и физических законов. Равно как и показать, что вообще представляет собой это самое субъективное сознание. Но нам было сказано верить, просто верить в то, что всему будет найдено объяснение, и, следовательно, это абсолютная истина. Каждый из вас есть не более чем механизм, и все, что имеет для вас смысл и самое большое значение (печали и радости, любовь и страхи, устремления и вдохновение), — это иллюзия, «программное обеспечение», работающее на механизме из плоти и крови.

Материалистический механицизм стал успешной стратегией для предсказания наблюдаемых явлений. Вера в то, что такая стратегия сможет найти объяснение и самому наблюдателю, также не считается наукой. Это убеждение, и довольно радикальное. Оно несет в себе угрозу подрыва достоинства человеческой жизни.

Возьмите убеждение в том, что все, что нас окружает, появилось случайно, поэтому у него нет иной цели или смысла, кроме тех, которые мы так хотим придать нашим, по сути, бесполезным жизням. Следовательно, стремление сохранить окружающую среду и оставить после себя лучший мир для наших потомков — всего лишь благодушное мечтание. В действительности у нашего мира нет внутреннего смысла или цели.

Откуда мы это знаем? А мы не знаем. Атеизм — это убеждение. Атеизм — это вера в то, что верить нам не во что.

Все эти убеждения — евгеника, коммунизм, фашизм, материалистический механицизм и атеизм — регрессивны. Они никогда не способствовали тому, чтобы человечество продвигалось к жизни в мире, где будет больше здоровья, счастья и гармонии. Напротив, они обеспечили миру стремительный откат в прошлое.

Как большевистская революция вернула в оковы целый народ, не так давно освобожденный от крепостного права, так материализм и атеизм способны лишь вернуть людей в эпоху, когда слова «прогресс» не существовало, титаны Возрождения еще не говорили о достоинстве человека, просветители не упоминали о его правах, а простые люди не мечтали о жизни в гармонии и мире. Физические законы и бесцельное существование Вселенной не дают нам ни мечты, ни судьбы.

Но и это — не самый большой изъян подобных идей. Самое ужасное — в том, что те, кто в них верит, не понимают, что это всего лишь убеждения. Они полагают, что эти идеи рациональны и истинны; они — доказанные факты; они — наука.

В этом и заключена проблема разума, отрицающего веру. Дело не в том, что доводы разума неверны. Зачастую они блестящи, а иногда и просто несут в себе великие истины. Настоящая проблема заключается в том, что они «не знают своих корней». Согласно этим доводам, они возникли сами по себе, а разум доказал свое существование, не прибегая к другим способностям человека. Следовательно, все, кто думает иначе, — невежды и тупицы.

Если кто-то говорит вам о том, что его убеждения доказаны научно, знайте: он играет с огнем. Диким огнем. Именно такие убеждения могут разрушить наш мир.

Вера — это нормально?

На днях я повстречал атеиста. Он рассказал мне о том, что не верит в то, что невозможно доказать без разумных оснований для сомнений. Я сообщил, что не верю ему.
— Чему ты не веришь? — поинтересовался мой собеседник.
— Тому, что ты не веришь, — ответил я. — Ты мне сможешь это доказать — без разумных оснований для сомнений?
— Но я же тебе говорю! — возразил он.
— То есть, — уточнил я, — я должен поверить на слово всему, что ты мне говоришь, не приводя доказательств?

Дело в том, что без убеждений — множества убеждений — человека не существует. Для человечества вера — как солнце для деревьев. Без веры жизни нет.

Если бы влюбленные не решали для себя: «вот она, единственная!», молодожены не говорили бы: «у нас будут красивые дети!», а родители не верили в то, что «однажды дети вырастут и наши труды окупятся!», — наш мир стал бы необитаемым.

Без веры жизнь ничего не стоит. Если бы бизнесмены не доверяли своей интуиции, спортсмены не верили бы в победу, а художники не верили бы, что смогут увековечить себя в искусстве, — мы жили бы в скучном и невыносимом мире.

В Талмуде сказано: «Человек верит в вечную жизнь, и поэтому сажает деревья». Мы живем, любим, строим и созидаем так образом, словно рассчитываем, что будем жить вечно. Все потому, что мы верим.

Без веры нет успеха. Английский публицист Саймон Синк говорит о том, что компании, инвесторы, лидеры, целые движения, страны и проекты, достигают успеха не вследствие того, что или как они делают, а потому, что у них есть вопрос «почему», в который они верят. Люди покупают то, что вы им предлагаете, из-за того, во что вы верите. Наемные работники исполняют работу, прилагая все усилия, потом,у что верят в то же, во что верите и вы. Приведу цитату: «Если вы нанимаете на работу людей просто потому, что они могут делать эту работу, то они работают ради денег. Но если вы нанимаете на работу людей, которые верят в то же, во что и вы, они будут работать ради идеи, не жалея сил».

Сегодня мы наслаждаемся обществом друг друга благодаря мероприятию, устроенному организацией Chabad on Campus. Эта встреча не состоялась бы, если бы молодая пара, организовавшая ее, не верила в вас. А они в вас верят, потому что в вас поверил их Ребе.

Без веры нет прогресса. Если бы Ньютон не верил в то, что наша Вселенная гармонична, он не дал бы миру свои чрезвычайно простые формулы гравитации и движения. Если бы молодой эксперт швейцарского патентного бюро не верил в единство Вселенной, у нас не было бы теории относительности.

В моем книжном шкафу есть книга под названием «То, во что я верю, но не могу доказать». Это сборник рассказов, написанных исследователями в различных областях. Они рассказывают об идеях, которые собираются доказать, или принимают как данность. Вот как работает наука. А все потому, что человек не способен двигаться вперед до тех пор, пока он не достиг максимума собственного интеллекта и веры — в самого себя, в свои идеалы, в свою способность претворить в жизнь убеждение, находящееся за пределами понимания.

Рационализм очень и очень полезен. Но он никуда не движется без веры в существование пункта, к которому нужно идти. Без веры нравственные ориентиры человека обречены на исчезновение. Да, у нас есть нравственные ориентиры, и зачастую наше чувство логики является заклятым врагом этих принципов.

Если бы не было людей, верящих в то, что жизнь человека священна, сегодня мы жили бы в мире, где понятие о правах человека не имеет никакой ценности. У этих людей не было никаких доказательств. Нет их и сегодня. В конце концов, именно ученые-рационалисты первой половины XX века поддержали расизм и назвали его прогрессивной научной теорией.

Слава Б-гу, в мире есть верующие, спасшие нас от рационалистов. А все потому, что сам по себе разум не несет в себе морали, не приведет вас к истине и не поможет найти смысл жизни. «Среди нас есть люди, живущие исключительно разумом и их называют психопатами», — пишет социальный психолог Джонатан Хайдт. Разум позволяет нам слушать мир и исследовать его суть. Без веры мы не способны раскрыться перед ним и показать ему, каким он должен быть.

Разум позволяет нам понять, кто мы есть. Но без веры мы не можем себя изменить. Без разума мы теряем связь с текущим моментом жизни. А без веры мы отрицаем будущее.

Ставка на душу человека

В нашей «глобальной деревне» живут так или иначе связанные между собой семь миллиардов человек, придерживающихся тысяч разнообразных вер. Может ли эта какофония разрозненных звуков стать гармоничной без тирании принудительного следования догмам?

Здесь возможны варианты. Если есть место диалогу, значит, гармония возможна. Но для того, чтобы этот диалог состоялся, все мы должны признать: точно так же, как у нас есть две ноги, два глаза, два уха и два полушария мозга, мы имеем и два вида взаимодействия сознания с окружающим миром — это разум и вера.

Но если кто-то отказывается признавать разумность веры, каналы диалога закрываются. Если человек говорит мне, что верит в истинность чего-то, но не может это доказать, я готов вести с ним диалог. Я могу сказать: «У вас есть свои убеждения, а у меня — свои. Я не могу подкрепить свои убеждения доказательствами, равно как и вы — свои». Я мог бы задать такому человеку вопрос: «Каким станет наш мир благодаря таким убеждениям?» Это важный показатель, потому что если мы поддерживаем общую цель, то можем работать сообща.

Но если человек говорит, что причиной тому, что я не поддерживаю его убеждения, являются моя ограниченность, тупость и безумие… В общем, вы поняли. Я не вижу, как мы сообща создадим счастливый мир.

Все это означает, что никто не должен отказываться от своих убеждений для того, чтобы жить в мире с остальными. Не нужно идти и на малейший компромисс — ведь он погубит всю глубину мудростей и культур, сохранение которых и подразумевает культурный плюрализм.

Кроме того, такие уступки убьют и душу человека. Вы можете сказать остальным: «Возможно, вы в чем-то правы, конечно, с учетом обстоятельств», и тогда услышите достойную внимания симфонию голосов.

Все мы можем жить в условиях культурного плюрализма, придерживаясь своих личных убеждений, сохраняя вместе с тем мир и согласие, но при одном условии: мы должны помнить, что наши убеждения — это идеи, и все, о чем говорит наш разум, тоже начинается с убеждений. А высмеивать убеждения не нужно, поскольку никто из нас не может без них существовать.

Да, окружающие могут придерживаться ненаучных взглядов, быть еретиками или просто ошибаться. Но они не безумцы. Они не могут стать нами, но они такие же люди, как и мы сами. Мы способны понять их, а они — нас, если все вместе понимают, что «наши убеждения не похожи на ваши; а моя история не похожа на вашу».

В общем, я делаю ставку на душу человека. Держу пари, что все мы в итоге придерживаемся общих принципов, чувства непознанного, смысла жизни и достоинства человека, а диалог поможет нам обнаружить все то, что нас объединяет.

Я верю в человека. И признаю, что это — мое убеждение.

Мои мысли прекрасно изложил раввин Цви Фриман. Источиник здесь.


ps
Одну фразу я не понял и потому выделил красным. Думаю над этим.

Еще одна статья на тему веры Вера как основание человека.
Tags: вера, духовность, о главном

Posts from This Journal “духовность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments